Якоб ротшильд

Якоб ротшильд

א. Основателем легендарного дома Ротшильдов был Меир Амшель из Франкфурта (1744-1812), в юности мечтавший стать раввином. Поняв, что учение движется не блестяще, он взялся за ум и сумел за несколько лет превратить небольшую фирму по торговле антикварными монетами и медалями в крупный банковский дом. Параллельно с этим он помог своей жене Гудуле, урожденной Шнаппер, подарить миру пятерых сыновей и дочку. К тридцатым годам XIX века семейная география выглядела следующим образом: Франкфурт (Амшель) – Вена (Соломон) – Лондон (Натан) – Неаполь (Карл) – Париж (Жак) – Вормс (Жанетт).

ב. Легко приобретаемый австрийский титул фрайгерр (он же барон) широко использовался Ротшильдами в Германии и Италии, но в Англии они испросили специального разрешения вместо неблагозвучной для британского уха приставки «фон» пользоваться французской «де», на которую, в сущности, не имели никаких прав. Французские Ротшильды приобрели ее уже транзитом через Англию.

&0;. Из поколения в поколение браки между кузенами и между дядьями и племянницами были ротшильдовским «патентом» сохранения семейного капитала. Из 58 браков потомков Меира-Амшеля ровно половина была заключена между двоюродными братьями и сестрами. Результатом этого стало постепенное «сокращение предков». Обычный человек имеет двух родителей, четырех бабушек-дедушек, восьмерых пра- и так далее. Однако у Лайонела Уолтера, второго лорда Ротшильда, был всего один-единственный прадедушка и одна-единственная прабабушка – всё те же незабвенные Меир-Амшель и Гудуле.

&2;. Избранный в 1850 году в Палату общин от лондонского Сити, барон Лайонел де Ротшильд на протяжении многих лет не мог занять свое место в парламенте из-за необходимости произнести присягу, заканчивающуюся словами «как истинный христианин». Являясь в парламент, он каждый раз изъявлял желание произнести присягу на еврейской Библии. «Барон де Ротшильд, вы можете покинуть зал!» – однообразно объявлял председательствующий. «Нет, займите свое место!» – в восторге кричала оппозиция. Лишь специальный парламентский акт 1866 года утвердил новый текст присяги, в котором отсутствовала препятствовавшая еврейской эмансипации фраза. Заняв, наконец, свое законное место, он ни разу не выступил со сколь бы то ни было важной политической инициативой, да и вообще крайне редко подавал голос.

&3;. Во время обучения в Кембридже Альберт-Эдвард, принц Уэльский, впоследствии – король Эдвард VII, близко сошелся с учившимся там же юным бароном Натаниэлем. Эта дружба продолжалась на протяжении всей жизни, укрепилась и распространилась на всё семейство Ротшильдов. Принц лично присутствовал на венчании Леопольда Ротшильда в синагоге и часто гостил в различных имениях этой семьи. По поручению Натаниэля, для его высочества по всей Европе собирались свежие еврейские анекдоты.

&4;. Борьба за получение Ротшильдами английского дворянства продолжалась 16 лет. Начиная с 1869 года, королева Виктория неоднократно отказывала в этой чести другу своего сына. В конце концов, в 1885 году, по ходатайству Гладстона, вступившего в свою третью каденцию премьер-министра, титул пэра был присвоен Натаниэлю-Мейеру. 19 июля он занял свое место в Палате лордов и, надев треуголку, как двумя десятилетиями раньше его отец, произнес клятву на собственной еврейской Библии.

&5;. Семейство Ротшильдов постоянно поддерживало теснейшие дружеские отношения с лидером консерваторов Бенджамином Дизраэли. Когда в 1880 году Дизраэли, расставшись с постом премьер-министра и лишившись официальной резиденции, остался «бездомным», Альфред де Ротшильд предоставил в его распоряжение свой дом на Симор-Плейс, где тот провел около года, пока не приобрел себе жилье на гонорар, полученный за роман «Эндимион». Существует легенда, что умирающий политик вернулся на смертном одре к вере предков, специально вызвав к себе лорда Альберта, чтобы произнести в его присутствии «Шма Исраэль».

&6;. Едва ли не все девицы и дамы клана Ротшильдов признавались современниками писаными красавицами. Младенцы мужеского пола также зачастую сияли неземной красотой. Вот только одно свидетельство, принадлежащее самому Уильяму Теккерею:

Вчера я видел еврейскую леди с младенцем на руках, и лицо ее, обращенное к ребенку, источало столь ангельскую сладость, что словно осеняло обоих сиянием славы. Я мог бы преклонить пред нею колена и начать поклоняться ей в ее божественной благодати.

В точности не установлено, сделана ли эта запись после посещения дома Лайонела или Антония Ротшильдов и о которой из двух мадонн идет речь.

Примерно тогда же супруга Бенджамина Дизраэли, Мэри Энн, сказала первой из них о ее отпрыске Леопольде:

Дорогая моя, это прекрасное дитя может стать грядущим Мессией, и вы будете самой почитаемой из женщин!

&7;. Одна из прославленных красавиц Эвелина де Ротшильд, дочь Лайонела из Лондона и Шарлотты из Неаполя, вышла замуж за Фердинанда и умерла родами в возрасте 26 лет. Безутешный вдовец, хранивший верность ее памяти до конца своих дней, взял на себя финансирование первой еврейской школы для девочек, основанной Моше Монтефиори в Иерусалиме в 1864 году. С 1866 года и по сей день эта школа носит ее имя. Открывшись сначала в Старом Городе, школа несколько раз меняла свои апартаменты (в том числе, импозантное и освященное историей здание «Маханаим» на улице Пророков) и ныне находится на улице Усышкина (бывшей Йегуда Га-Леви).

&7;א. Последним финансовым свершением Натана-Мейера-старшего был заем британскому правительству 20 миллионов фунтов стерлингов для компенсаций рабовладельцам в доминионах в связи с запрещением рабства.

&7;ב. В 1861 году, когда российское правительство, изрядно поиздержавшись на подавление польского восстания, обратилось за ссудой к лондонскому дому Ротшильдов, оно получило неожиданный для себя резкий отказ. Хотя такая сделка должна была принести Ротшильдам большие дивиденды, она означала сотрудничество с режимом, подавляющим национально-освободительное движение, что было для них совершенно неприемлемым. Кажущееся, увы, невероятным в наше просвещенное время, вторжение моральных соображений в деловые вообще было характерно для этого семейства.

&7;ג. Примерно в то же время, когда Маркс писал свой исторический манифест, ходил по Европе еврейский анекдот, в котором ротшильдова баснословная благотворительность обыгрывалась в свете древней традиции аббревиатур, впоследствии подарившей миру Фортинбраса при Умслопогасе. В детстве я слышал его от своего отца.

Благодаря Ротшильдам, Геморо не сходит у евреев с уст. День начинается с Геморо – Give money, Rothschild!, и заканчивается Геморо – Give more, Rothschild!

&7;ד. Говоря о Ротшильдах, невозможно отделить факты от анекдотов. Рассказывают, что однажды некий бедняк написал письмо, обращенное к Господу Богу, и отправил на адрес лорда Ротшильда, означив его на конверте «управляющим Его Всесилия денежными фондами». Растроганный Ротшильд прислал смекалистому пролетарию изрядную сумму, написав в приложенной к чеку записке, что это дивиденды с суммы, которую Всевышний просил его инвестировать в дела своего подопечного. «Могу себе представить, – заявила жена получателя, – сколько этот Ротшильд захапал себе комиссионных».

&6;ו. В бэкингемширском имении Ротшильдов очень любили принимать гостей. Вспоминают, что при пробуждении гостя, к нему являлся хозяйский камердинер и спрашивал:

- Чай, кофе или фрукты, сэр?

- Чай (предположим), – отвечал гость.

- Китайский, цейлонский или индийский, сэр?

- Лимон, молоко или сливки, сэр?

- Джерсийское, херфордское или шортхорнское, сэр?

&6;ז. Наиболее популярный из сотен связанных с Ротшильдами анекдотов известен начиная с середины девятнадцатого века:

Старик Ротшильд, расплачиваясь с кэбменом (или с таксистом), дал ему полкроны. «Ваш сын всегда платит мне полсоверена», – с осуждением заявил таксист. «У моего сына есть богатый папочка, а у меня – нет!» – отрезал барон.

&7;ז. А вот совершенно достоверный факт. В одном из тайников своего дома в Нью-Корте старый барон Натан-Мейер хранил миллион фунтов стерлингов в золотых соверенах. Он распорядился, чтобы этот «неприкосновенный запас» оставался нетронутым до тех пор, пока не возникнет, не дай Бог, совершенно критическая ситуация. «Разве Банк Англии менее надежное место, не говоря уже о 30 тысячах ежегодного дохода?» – спросил его сын Лайонел. «Нет, – ответил старик, – в некоторых случаях жизни необходимо иметь золото, хотя бы для чувства безопасности».

&7;ח. Снижение интереса к финансовым операциям в третьем поколении привело к развитию страсти к коллекционированию. Почти все Ротшильды коллекционировали произведения искусства. Крупнейшим коллекционером был Фердинанд. Уже задолго до его смерти стало известно, что его уникальная ренессансная коллекция завещана Британскому музею. Зная об этом, музейное руководство часто подсылало к нему владельцев художественных сокровищ, приобрести которые оно само было не в состоянии.

Среди коллекционерских увлечений Леопольда и Альфреда Ротшильдов важное место занимали изделия российского придворного ювелира Фаберже. Своей славой он в немалой степени был обязан братьям, не только сделавшим ему колоссальную рекламу среди широчайшего круга своих знакомых, но и старавшимся скупить все его изделия. Однажды ювелир изготовил большую серию, которую собирался распродать в тайне от Ротшильдов. Каково же было его изумление, когда «мистер Леопольд», действуя через подставных агентов, скупил ее целиком.

&7;ט. Следующее поколение уже вовсе охладело к банковскому делу, а на смену простому коллекционированию – уделу многих богатых дилетантов, пришли более специализированные и развитые интересы. Несколько Ротшильдов писали романы и пьесы, а один из французских отпрысков семьи даже стал членом Национальной Академии. Среди Ротшильдов были исследователь Абиссинии, издатель Руссо и основатель клиники детских болезней, создатель крупнейшей библиотеки современной литературы, автор истории почты, специалист по мистериям, основанным на сюжетах еврейской Библии.

&9;ב. Первым человеком, которому министр иностранных дел, лорд Артур Джеймс Бальфур в частном письме сообщил о решении правительства Великобритании способствовать созданию еврейского национального дома в Палестине, прежде чем историческая декларация была обнародована, был сын его старого друга, лорда Натаниэля Ротшильда, известного своим отрицательным отношением к сионизму. Считавший это движение «досадным новым веянием», лорд Натаниэль, однако, отказался принимать участие в деятельности сформированного в 1900 году антисионистского альянса и всегда тепло отзывался о личности Теодора Герцля, с которым познакомился во время его визита в Англию.

ЗОЛОТОЙ КЛАН

Рекламный отдел (495) 544-30-37

Отдел распространения (495) 544-30-45

ИД "Совершенно секретно" Все права защищены.

Leave a Comment

+ 88 = 93